Ролевая игра "Twilight"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра "Twilight" » Мы творим))) » ...мир боли...


...мир боли...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Здесь я буду выкладывать фанфики! Как свои так и чужие!

0

2

Название: «Ничего больше нет…»

POV Белла
Эта девочка теперь никогда не будет той, которой была раньше, какой она была двенадцать часов назад. Она поняла, какие вы все ненастоящие, взрослые, неуклюжие человечки. Нарисованные, но не разукрашенные цветными карандашами…
Дом Калленов, Гостиная, 17:00.
Голоса бьют по нервам…  Ты ему не нужна! Ему будет лучше без тебя! Уходи… Уходи… Уходи… Элис смотрит виновато, Эммет опускает взгляд, Розали не скрывает ненависти, Джаспер кажется смущённо – грустным, Эсме смотрит с неприязнью, Карлайл с осуждением. За что? Чувствую, как глаза наполняются слезами. Изо всех сил их сдерживаю слёзы. Не буду плакать при них. Немного хриплым голосом почти спокойно произношу «Хорошо. Я уйду». Поворачиваюсь к двери, смахиваю ресницами слёзы и выхожу. Стоя на тёплом, деревянном крыльце, запрокидываю голову к солнцу и стою, чувствуя, как катятся по щекам слёзы. Затем мой взгляд опускается вниз, и я нежно глажу незаметный под просторной рубашкой чуть округлившийся животик. Сегодня тебе два месяца, мой маленький. Никто не знает. Да и хорошо, а то я бы так и не узнала их отношения ко мне. Еле слышно шепчу «Не бойся, папа будет с нами. Он нас любит. Мы всегда будем вместе. Всегда».  Я спускаюсь с крыльца и иду к машине. Мне нужен Эдвард. Как дыхание. Без него я не выберусь из этого.
Небоскрёб, Офис юридической фирмы Калленов, 18:30.
Я выхожу из лифта, окрылённая мыслью, что сейчас увижу Эдварда. Спокойно прохожу к его кабинету. Странно, Джессики на месте нет. Опять отошла куда-нибудь. Я открываю дверь в кабинет Эдварда. И замираю. То, что я вижу, останавливает мне сердце. Джессика сидит на столе Эдварда, и они целуются. Этого не может быть. Уголки моих губ дрогнули. Попятившись назад, я врезаюсь в дверь. Она стукает, и на меня наконец-то обращают внимание. Джессика выглядит напуганной и самодовольной одновременно. А на лице Эдварда шок. Он встаёт из-за стола и протягивает ко мне руку, будто желая коснуться. Я передёргиваю плечами от отвращения. И молча, выхожу из кабинета. Вниз я еду одна. Мои слёзы солёные и чуть горьковатые. Странный вкус. Выйдя из небоскрёба, я оглядываюсь. Здесь осталось моё сердце. Хоть я никогда и не прощу Эдварда, я всегда буду любить его.  Я еду домой.  В квартире темно и холодно. Я прохожу, не включая свет, и сажусь в кресло, через огромное окно, наблюдая за ярким Нью-Йорком. Вдруг становится трудно дышать, и огромное окно теряет очертания. В животе появляется болезненно-тянущее ощущение.  Через две секунды накатывает давящая темнота.
Тишина. Какой-то писк. Что-то капает. Я открываю глаза, и меня ослепляет белоснежный потолок у меня над головой. Я зажмуриваюсь. Затем опять открываю глаза и с усилием поворачиваю голову влево. Больница? Но что я здесь делаю?  Кто-то около меня шевелится и быстро выходит. Через пару минут дверь открывается и впускает мужчину лет 30. В белом халате. Он подходит и садится рядом. «Как вы себя чувствуете, мисс Свон?». Мой голос очень слабый «Слабость во всём теле. Пить хочется. Что случилось? Почему я в больнице?». Врач запинается, прежде чем ответить «У вас был приступ!». В моей голове мелькают слайды того дня: разговор с Калленами, я еду к Эдварду, Джессика, они целуются, злость, отвращение, дом, боль, темнота. А как же мой ребёнок? «Доктор! – слабым голосом начинаю я. – А как мой малыш? Он ведь не пострадал?». Мужчина избегает смотреть мне в глаза. «Мисс, вы переволновались. Очень большая нагрузка на сердце. Давление. Мы думали, что вы не выживете. Ваш ребёнок. Он… он… его больше нет. Вы не отчаивайтесь. Вы молодая, здоровая. Будут у Вас дети. Чуть позже. Но будут». Он смотрит мне в глаза. Что? Что он сейчас сказал? Он погиб? Это неправда. Он не мог. Я ложу руку на живот. Он плоский. Пустой. Там больше нет того маленького человечка, которого я успела полюбить. Я кричу. Крик вырывается из меня, я захлёбываюсь им. Мое тело изгибается. Кто я после этого? Меня нет? Я пустота. Я ничто без него. Без моего малыша. Мне в руку что-то вкалывают. Я проваливаюсь в темноту.
POV Элис                                                                                                           Из всей лжи, что ты мне говорил "Я тебя люблю" была моей любимой…
Все Каллены метались по больнице. Каждый из нас понимал, что это мы виноваты во всём. Мы считали Беллу недостойной. Карлайл и Эсми тихо сидели в креслах. По щекам Эсми текли слёзы. Карлайл обнимал её успокаивая. Напротив меня плакала Розали. Я знала, что она никогда не простит себя. Эммет тихо гладил съежившуюся Розали по спине. Со мной был Джаспер. Эдвард огромными шагами мерил коридор. Он вцепился себе в волосы одной рукой. Иногда он останавливался и бил кулаком в стену. Прошло уже тринадцать с половиной часов, как Эдвард нашёл Беллу в квартире без сознания. Когда он привез её сюда, он был в отчаяние. Даже когда мы рассказали ему о разговоре, он лишь посмотрел на нас полными боли глазами. Когда доктор сказал нам, что Белла была беременна, все были поражены. А я лихорадочно вспоминала все странные движения Беллы. Поглаживание животика, свободные рубашки. Два месяца. Малыш погиб. Пятнадцать минут назад Белла очнулась. С ней о чём-то разговаривал доктор. Вдруг мы услышали крик. Дикий, он резал уши. Крик отчаяния и боли, полный звериной тоски. Через минуту всё затихло. Доктор вышел. Он сказал, что можно будет зайти через пару часов. Мы пойдём все. Мы извинимся, хотя и знаем, что за такое не прощают. Наконец нам разрешили войти, сказав, что она проснулась. Мы заходили тихо, чтобы не потревожить её. То, что мы увидели. Это была не Белла. Это был её призрак. Она сидела на кровати, спиной к нам и спустив на пол ноги. Белая больничная одежда. Почти чёрные на фоне белой палаты волосы. Она чуть раскачивалась тихонько напевая. Мы подошли чуть ближе, и я услышала:                                                               Лунный свет в окошко, звёзды в небесах.                                                                                                Спи мой милый крошка, закрывай глаза.                                                                                    Замурлычет ветер, как пушистый кот,                                                                                                        И усталый вечер, торопясь уйдёт.
Белла мурлыкала колыбельную и чуть поглаживала животик. Её глаза были прикрыты. Затем она распахнула их. Они были тоскливые и сумасшедшие. Она схватилась за живот и начала раскачиваться, шепча всё громче и громче «Нет… Его больше нет… Ничего больше нет…» По её лицу текли крупные слёзы. Я тихо подошла к ней и обняла. Она удивлённо посмотрела на меня, как будто впервые видя. Потом на её лице появилось узнавание. Взгляд шоколадных глаз стал осмысленней. Она безучастно высвободилась из моих объятий и отодвинулась. Я встала и отошла к Джасперу. Заговорил Карлайл «Белла, пожалуйста, прости нас. Мы знаем, как мы виноваты и что такое не прощают, но всё-таки». Белла чуть шевельнула плечом «За что простить? – её голос был глухой и больной. – За то, что его теперь нет? Или за что? За вечную ненависть Розали? За ваше убеждение, что я шлюха? За ваше высокомерие? За измену, а может и измены Эдварда? За что? А я, пожалуй, за всё вас прощу, кроме одного. За то, что его больше нет, за то, что маленький человечек внутри меня умер, я вам не прощу никогда». Её безучастный голос был  лишён эмоций. Я видела, как появляется боль на лице Розали,  ка Эсми утыкается Карлайлу в плечо. Эдвард кинулся к Белле, опустился на колени и взял её ладонь в свои руки. «Белла, милая, любимая, прости меня, умоляю. Я никогда не оставлю тебя. Никогда». Лицо Беллы скривилось «Да как ты можешь говорить мне «любимая»? Джессике так говори. Я слишком брезглива, чтобы пользоваться общественным достоянием». Она выдернула у него руку и легла, укрываясь с головой одеялом.
Спустя два часа.
«Элис… Элис…» - шёпот Беллы был слабым, но я услышала его. Зайдя в палату, я села около Беллы. Её глаза в темноте казались чёрными провалами на лице. Она была бледнее подушки, на которой лежала. «Посиди со мной!» - её голос был таким слабым. Сев рядом с ней я взяла её за руку. Тонкие пальчики сжали мою ладонь. Внезапно она повернула ко мне своё лицо. «Его нет… Жизни теперь тоже нет… Меня больше нет… Прости меня, Элис… Просто ничего больше нет…» Она закрыла глаза. Слабая улыбка осветила её лицо, и она глубоко вздохнула. Последний раз в жизни. Писк приборов наполнил комнату. А я всё сидела, сжимая тонкие пальцы сестры, да-да именно сестры, в ладонях. По моим щекам струились слёзы. А в голове всё стучали её слова «Ничего больше нет…».
Было уже три часа ночи, когда больницу пронзил крик, наполненные отчаянием и болью…
Четыреста сорок пять дней. Он продолжал вести счет, думая, что однажды он обнаружит волшебное число, когда притупилась боль…

0

3

Вау! Прямо слов нет - читала, и по лицу текли слёзы... Ты просто гений! Можешь ещё что-нибудь такое забабахать? Просто супер!

0

4

Продолжение фанфика "Ничего больше нет..."
"Butterfly..."
Она любила синий дождь,
А он любил любовь.
Она дарила ему ложь,
Растерзаную в кровь.
Она рыдала невпопад,
А он летел на свет.
И на губах остался вкус
Растаявших конфет.
Он понимал её слова,
И сам любовь сберёг,
Когда в руках её замёрз
Последний мотылёк.
Он не мечтал и не искал
В её глазах ответ.
У поцелуев снова вкус
Растаявших конфет...

***
Я сидела на этом обрыве почти час. Это место очень напоминало мне Беллу. Такое же дикое, сумбурное, радостное. Небеса надо мной были туманно-серые. Этот день напомнил мне о том, как ушёл Джаспер.
///Небо в тот день было прозрачно-серое. Мы тогда с ним начали ругаться. Из-за какой-то ерунды. Я крикнула ему в ярости "Ненавижу. Видеть тебя не хочу". Он отшатнулся и посмотрел мне в глаза. В его были боль и усталость. Он стоял на проезжей части. В следующий момент я услышала свист шин и глухой удар...
Струи дождя смывали кровь с его виска. Зелёные глаза любимого были удивлённо распахнуты. Я стояла и тупо смотрела на его тело. А с неба лился нескончаемый дождь...///
С тех пор я ненавижу дождь...
С тех пор я ненавижу жизнь...
Я часто задумывалась, а с чего это всё началось? И сразу давала себе ответ. Со смерти Беллы.
Мы почти не виделись. Эдвард утопал в своей депрессии. Эммет и Розали уехали в Париж. Папа и мама напряжённо работали, пытаясь подавить чувство вины. А мы с Джасом начали часто ссориться. Из-за самых разных мелочей, будь то непомытая посуда или пятиминутное опоздание. Он чаще всего молчал, глядя на меня с отчаянием. Он устал. Устал от моих истерик, скандалов, упрёков. И он ушёл. Таким нелепым и жестоким способом.
Влажный ветер вдруг поменял направление и подул мне в спину, подталкивая к обрыву.
Я встала с камня и подошла к самому краю. Посмотрела вниз. Волны раз за разом бились о скалы, разлетаясь миллионами капель. В голову пришли слова Беллы, которые она однажды мне сказала: "Жизнь - это вечная борьба". Я глубоко вдохнула холодный воздух. Запрокинула лицо в небо, закрыла глаза, шепнула "Прости Беллз, я не борец", и шагнула вперёд. Платье взметнулось белой птицей, пока я летела в пустоту. Это будет не больно! В голове звучал тёплый смех Джаса, звонкий смех Беллы. Я счастливо улыбнулась и закрыла глаза...

***
Ветер грустно трепал фотокарточку, лежащую на камне...
Там были девушка и парень. На губах девушки чуть лукавая улыбка, на губах парня чуть насмешливая. На обороте каллиграфическим подчерком было написано "Ничего больше нет..."

***
«Самое утомительное –это ждать поезд. Особенно, если лежишь на рельсах…»

0

5

Это обложка к "Ничего больше нет..."

увеличить

0

6

Обложка к "Butterfly..."

увеличить

0


Вы здесь » Ролевая игра "Twilight" » Мы творим))) » ...мир боли...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC